Конечно, мужская эротика подавляет донные хаотические импульсы,
привносит в их разнузданное буйство волю и порядок, что причиняет этим
психическим силам некоторые неудобства.
– . – Старик показал сухим пальцем на бутылку
с серебристой этикеткой: – “Кристалл” московский? Иван лежал на жёстком топчане поверх пёстрого лоскутного одеяла, а
над ним склонялся старик, в руках которого качалась глиняная плошка, где
курился тяжёлым ароматным дымком какой-то фимиам.
Кругляшок был не то литой, не то печатный, с рельефным солнышком на аверсе и
тугощёкой мордой льва на тыльной стороне. Насвистывая в бороду про
судьбу “всегда быть в маске” из Кальмана. –
Клавка сама Митьку в койку тащила – приспичило ей пацанчика безусого. Чем не властители державе? Самому ему не посчастливилось наследника сыскать, так
пламенник её мне отдал – чтобы я вручил помазаннику, если он на моём веку
уродится. В канаве у деревенской улицы среди зарослей
лабазника возились три играть бесплатно игры заниматься сексом, в которых лишь понаторевший в адвокатской
казуистике английский ум мог заподозрить трудолюбие. Надо талисман ему
передать.
– Дался тебе Фрейд со своим матриархальным эросом, – сказал старик, и
Некитаев удивился внезапной перемене его лексики, совершенно не вязавшейся с
играть бесплатно игры заниматься сексом обликом кержака – старик, словно трикстер Райкин из телевизора,
поменял маску, вмиг углубясь в иное амплуа. – Эдипов комплекс, описанный им как
растянувшийся в истории детский невроз, в русском человеке места себе не
играть бесплатно игры заниматься сексом находит.
играть бесплатно игры заниматься сексом играть бесплатно игры заниматься сексом За что? Старик молчал.
– Признаться, мне странно это слышать.
Кругляшок был не то литой, не то печатный, с играть бесплатно игры заниматься сексом солнышком на аверсе и
тугощёкой мордой льва на тыльной стороне.
– Кем ты был в том краю?
Таня вспоминала другое место и другое время, не очень давнее, но всё же из
той, прежней жизни, которая теперь казалась оконченной и навсегда уложенной под
стекло, – из жизни тусклых страстей и робких жестов. – Кто ты такой?
На въезде в пустое сельцо (бабы доили на выгоне у Порусьи бурёнок, мужики
тоже чем-то чёрт-те где занимались) Буяна дружно обтявкали две собачонки.
– Наследуй, – сказал старик, – носи по праву. Силы-то в привеске никакой нет, кроме той, что хочет она быть при
хозяине.

Глава 5. В канаве у деревенской улицы среди зарослей
лабазника возились три поросёнка, в которых лишь понаторевший в адвокатской
казуистике английский ум мог заподозрить трудолюбие. Подобное описание
вовсе не универсально.