Надеюсь, эти слова тебя не рассмешат.
– Грубо говоря, жертва – это объективно ненужное сверхусилие. – Спец похлопал
игры секс на раздевание ладонью тугой бок батисферы. Но Легкоступов как в воду канул. – Я пытаюсь постичь материю
прекрасного и только. Известное дело игры секс на раздевание человеку свойственно с
наибольшим упорством отрицать именно те вещи, присутствие которых он ощущает в
самом себе, – заключил он и самозабвенно приступил к “Кодре”. Хотя,
конечно, найдётся достаточно придурков, согласных над этим посмеяться.
– Море не хочет быть раем. Что подразумевал под этим
Легкоступов? Таня спрашивала:
о чём? Кругом дико цвела земля, по счастью ещё не
переведённая на язык газонной цивилизации. – Благодаря своей полноте Легкоступов казался
вялым, но Таня знала, что сейчас мозг его клокотал, точно в него игры секс на раздевание кипятильник. Бывало, подолгу смотрел на деревья и думал. И, может быть, третий. – товарка по праздным питерским
будням беззастенчиво кадрит её бравого братца (какое кадрит – вчера они вместе
не спали в одной постели и при первом удобном случае она готова была поделиться
с Таней впечатлением).
– Мне объяснили.
Во всём этом легко прочитывалась давняя гностическая традиция – традиция
эзотеризма, внутренней тайной доктрины, затаившейся в недрах практически любого
учения. – Таня улыбнулась
поглотившим батисферу водам. И ты ещё гордишься этим?
Напрочь облысевшая предводительша так никогда и не постигла всей злейшей
нелепицы события – разум её спасительно сомлел, и она навсегда отгородилась от
мира стеной счастливого непонимания. Поэтому Таня взяла перо и
дописала: “Твой отец оказался достойнее прочих хотя бы потому, что остальные не
предпринимают ни малейших усилий, чтобы не смердеть. Само собой, в реальном воплощении
подобное мировоззрение может быть сориентировано только монархически; игры секс на раздевание вместе с
тем оно будет тяготеть к пространственному распространению власти монарха через
имперскую экспансию, через включение максимального объёма вселенского
пространства в подчинённую Императору сферу, в сферу отражения его личности,
тем самым чудесно преображая заросли подзаборной крапивы в рай, в область
восстановленного первопорядка.
игры секс на раздевание Таня с Легкоступовым стояли у борта и смотрели, как спущенное на лебёдке
научное яйцо тяжко, словно в мёд, входило в море.
– Чушь.
игры секс на раздевание – Притормози-ка, дружок, – по-свойски распорядился он. Некитаев сделал едва заметный
знак и подле Тани ниоткуда возник Прохор с плетёным креслом на голове.