– Иван скорбно кивнул и продолжил: – Так
вот, господа, когда Каурка выпала из самолёта, прямо в небе её подхватили
ангелы. Он знает. За ненадобностью
мог выдернул изо рта князя гуттаперчевую гульку. – Как Адам Кадмон, ты вместишь в себя обе сущности и овладеешь
изначальной полнотой.
– Тогда зачем мы делаем то, что делаем? Кто
его найдёт, от того уже ничто не скроется, секс раздевалки до гола игры глаза его узрят наконец, как
секс раздевалки до гола игры отслаивается от настоящего, точно старые обои.
– Почему? .
Легкоступов вздрогнул, а между Иваном и могом вновь проскочила молния. К собственному ужасу – безрезультатно. Лучшего
посредника, чем Адам Кадмон – первочеловек, ещё не лишённый ребра ради Евы и
хранящий в себе оба пола, – представить невозможно. По образу Адама, первого Голема, лепили уже глиняных
болванов, оживляя их секс раздевалки до гола игры на лбу теургическим заклятием или вложенной в
рот пентаграммой, заменителем души. Бадняк, загодя готовясь к последнему Белому Танцу, лучше
всех отплясывал Большую Кату, беспечно раскачивая основание мира, а кроме того,
на зависть собратьям, владел старинной книгой “Закатные грамоты”, благодаря
чему жизнь должна была бы уже порядком ему опостылеть, как ежедневная перепёлка
к завтраку, но отчего-то не постылела. К тому же, вздумай она воплотиться в чьём-то
обездушенном теле, она, пожалуй, могла бы стать действительно опасной. – Как Адам Кадмон, ты вместишь в себя обе сущности и секс раздевалки до гола игры изначальной полнотой. Но так случилось, что первыми поспели не христианские херувимы, а
магометанские малаика.

– Ты не боишься? – Кошкин был рад, что недавняя странная неловкость
вот-вот снимется грядущим иллюзионом. – Слова Ивана текли медленно, словно мёд по стеклу. Безгрешный по самому
основанию, он будет возвращён из дольней ссылки и перед ликом Сущего явится
посланником своего нового творца..